Насколько Нур-Султан «предан» Пекину? «Ловушка» Синьцзяна

КАК В КАЗАХСТАНЕ «БЛОКИРУЮТ» АКТИВИСТОВ, КРИТИКУЮЩИХ КИТАЙ

Об этом сообщает THE Люди


На англо­языч­ном сай­те Eurasianet.org в ста­тье «Казах­стан давит на кри­ти­ков Китая на фоне рас­про­стра­не­ния тре­вог отно­си­тель­но Синьц­зя­на» ком­мен­ти­ру­ют пре­сле­до­ва­ния казах­стан­ских акти­ви­стов, кото­рые заяв­ля­ют о при­тес­не­ни­ях Пеки­ном тюр­ко­языч­ных корен­ных наро­дов Синьц­зя­на, в том чис­ле каза­хов.


«Пред­по­ло­же­ния о том, что Китай дей­ству­ет [в Синьц­зяне] всё более напо­ри­сто, в Казах­стане не осла­бе­ва­ют. Но вла­сти по-преж­не­му наме­ре­ны демон­стри­ро­вать пре­дан­ность Пеки­ну, бло­ки­руя иду­щий сни­зу акти­визм с кри­ти­кой пра­ви­тель­ства Китая», — пишет Eurasianet.org.


В каче­стве одно­го из при­ме­ров тако­го пре­сле­до­ва­ния в пуб­ли­ка­ции при­во­дят дело Сери­ка Ажи­бая, кото­рый был аре­сто­ван на 15 суток вслед за оди­ноч­ным про­те­стом у кон­суль­ства Китая в Алма­ты. Ажи­бай тре­бо­вал объ­явить посла Китая в Казах­стане Чжан Сяо пер­со­ной нон-гра­та — из-за недав­них ком­мен­та­ри­ев дипло­ма­та о дву­сто­рон­нем воен­ном сотруд­ни­че­стве. Ажи­бай, кото­рый и ранее высту­пал с анти­ки­тай­ски­ми заяв­ле­ни­я­ми, посчи­тал недо­пу­сти­мы­ми сло­ва посла о том, что воору­жен­ные силы Китая и Казах­ста­на вме­сте высту­па­ют про­тив «цвет­ных рево­лю­ций» — этот тер­мин исполь­зу­ют «репрес­сив­ные пра­ви­тель­ства для демо­ни­за­ции мас­со­вых демон­стра­ций» про­тив авто­кра­тий, — и заявил, что счи­та­ет выска­зы­ва­ние вме­ша­тель­ством во внут­рен­нюю поли­ти­ку.


Пикет с тре­бо­ва­ни­ем выслать посла Китая и задер­жа­ние его един­ствен­но­го участ­ни­ка:


«Поли­ция не заста­ви­ла себя дол­го ждать. Пока­за­тель­но, что сотруд­ни­ки пра­во­охра­ни­тель­ных орга­нов сра­зу нача­ли подо­зре­вать, что Ажи­бай про­вел пикет не по лич­но­му убеж­де­нию <…>. Чело­век, кото­ро­го поли­ция, веро­ят­но, подо­зре­ва­ет в орга­ни­за­ции пике­та Ажи­бая, — Сери­к­жан Билаш, вызы­ва­ю­щий жест­кую непри­язнь казах­стан­ских вла­стей из-за сво­ей актив­ной рабо­ты по про­бле­ме Синьц­зя­на», — пишет Eurasianet.org.


Билаш воз­глав­лял бази­ру­ю­щу­ю­ся в Алма­ты груп­пу «Ата­жұрт», кото­рая «не толь­ко скру­пу­лез­но собра­ла инфор­ма­цию о людях, исчез­нув­ших в китай­ских “лаге­рях пере­вос­пи­та­ния”», куда отправ­ля­ют уйгу­ров, каза­хов и пред­ста­ви­те­лей дру­гих испо­ве­ду­ю­щих ислам наро­дов Синьц­зя­на, но и эффек­тив­но рас­про­стра­ня­ла через круп­ные запад­ные СМИ сви­де­тель­ства оче­вид­цев о репрес­си­ях.


Нур-Сул­тан пона­ча­лу не знал, что делать с Била­шем, посколь­ку вла­стям нуж­но учи­ты­вать и анти­ки­тай­ские настро­е­ния в стране, и инте­ре­сы Пеки­на, важ­но­го эко­но­ми­че­ско­го парт­не­ра Казах­ста­на, кото­ро­го « актив­ность Била­ша явно раз­дра­жа­ла». Пер­вый пре­ду­пре­ди­тель­ный выстрел про­зву­чал в фев­ра­ле 2019 года, когда Била­ша оштра­фо­ва­ли за руко­вод­ство неза­ре­ги­стри­ро­ван­ной орга­ни­за­ци­ей. Затем казах­стан­ские вла­сти обви­ни­ли Сери­к­жа­на Била­ша в экс­тре­миз­ме, он был вынуж­ден пой­ти на сдел­ку о при­зна­нии вины, после чего фор­маль­но дистан­ци­ро­вал­ся от орга­ни­за­ции «Ата­жұрт». «Яко­бы экс­тре­мист­ская рито­ри­ка — дежур­ный спо­соб для про­из­воль­но­го заклю­че­ния в тюрь­му кри­ти­ков пра­ви­тель­ства в Казах­стане», — ком­мен­ти­ру­ет Eurasianet.org.


Казах­стан, кото­рый эко­но­ми­че­ски зави­сит от сво­е­го могу­ще­ствен­но­го сосе­да, избе­га­ет пуб­лич­ной кри­ти­ки в адрес Китая. Пре­зи­дент Касым-Жомарт Тока­ев, сме­нив­ший выстра­и­вав­ше­го тес­ные отно­ше­ния с Кита­ем Нур­сул­та­на Назар­ба­е­ва, кото­рый пра­вил почти три деся­ти­ле­тия и по-преж­не­му удер­жи­ва­ет в руках зна­чи­тель­ную власть, в интер­вью Deutsche Welle в кон­це про­шло­го года ска­зал, что Казах­стан «не дол­жен стать тер­ри­то­ри­ей гло­баль­но­го анти­ки­тай­ско­го фрон­та». По сло­вам Тока­е­ва, мно­гие сооб­ще­ния меж­ду­на­род­ных пра­во­за­щит­ных орга­ни­за­ций о пре­сле­до­ва­нии мусуль­ман­ских тюр­ко­языч­ных наро­дов в китай­ском реги­оне Синьц­зян «не соот­вет­ству­ют дей­стви­тель­но­сти», а в отно­ше­нии этни­че­ских каза­хов «идёт какое-то наме­рен­ное нагне­та­ние вокруг этой темы».


Сей­час Сери­к­жак Билаш вновь может ока­зать­ся в суде. Теперь обви­не­ния каса­ют­ся неза­ре­ги­стри­ро­ван­ной груп­пы «Нағыз Ата­жұрт» — пре­ем­ни­цы «Ата­жұр­та», кото­рой руко­во­дит союз­ник Била­ша Бекзат Мак­сут­ха­ну­лы.


«Пре­сле­до­ва­ние Била­ша и его коман­ды явно свя­за­но не толь­ко с Кита­ем. Мысль о том, что акти­визм по про­бле­ме Синьц­зя­на и оппо­зи­ци­он­ный акти­визм могут сой­тись, — а быть может, и уже сошлись, — вызы­ва­ет ощу­ти­мое бес­по­кой­ство в Нур-Сул­тане», — пишет Eurasianet.org.


«ДОЛГОВАЯ ЛОВУШКА» ДЛЯ КАЗАХОВ В СИНЬЦЗЯНЕ


В изда­ю­щей­ся в Вашинг­тоне газе­те Diplomat в ста­тье «Дол­го­вая ловуш­ка лаге­рей Синьц­зя­на» рас­ска­зы­ва­ют о нару­ше­ни­ях финан­со­вых и иму­ще­ствен­ных прав узни­ков «лаге­рей пере­вос­пи­та­ния» в про­вин­ции на севе­ро-запа­де Китая.


«На про­тя­же­нии мно­гих лет китай­ские вла­сти ведут интен­сив­ную “вой­ну с тер­ро­риз­мом”, наце­лен­ную де-факто на этни­че­ские мень­шин­ства, в основ­ном мусуль­ман, в Синьц­зян-Уйгур­ском авто­ном­ном рай­оне стра­ны. Метод борь­бы с тер­ро­риз­мом в Китае заклю­ча­ет­ся в отправ­ке сотен тысяч, если не мил­ли­о­нов, в “учеб­ные цен­тры”, кото­рые, по сло­вам мно­гих оче­вид­цев, управ­ля­ют­ся как тюрь­мы и направ­ле­ны на сти­ра­ние этни­че­ской иден­тич­но­сти “уче­ни­ков”. В недав­них науч­ных и жур­на­лист­ских отче­тах гово­рят, что “гено­цид” может быть под­хо­дя­щим тер­ми­ном для обо­зна­че­ния дей­ствий пра­ви­тель­ства. В отче­те китай­ско­го уче­но­го Адри­а­на Зен­ца при­во­дят­ся дока­за­тель­ства того, что пра­ви­тель­ство пред­при­ни­ма­ет шаги по сни­же­нию уров­ня рож­да­е­мо­сти путём при­нуж­де­ния жен­щин, в основ­ном пред­ста­ви­тель­ниц тюр­ко­языч­ных этно­сов, — уйгу­рок, каза­шек, кыр­гы­зок и дру­гих — к сте­ри­ли­за­ции, абор­там и про­вер­ке на бере­мен­ность», — пишет Diplomat.


Этни­че­ская казаш­ка из Китая Дина Нур­ды­бай про­шла путь от успеш­но­го вла­дель­ца биз­не­са до мигран­та в Казах­стане, рас­ска­зы­ва­ет изда­ние. Её исто­рия выяв­ля­ет ещё одно потен­ци­аль­ное зло­упо­треб­ле­ние во вре­мя «обу­че­ния» — дол­го­вую ловуш­ку. С 2015 года она руко­во­ди­ла успеш­ной ком­па­ни­ей по поши­ву тра­ди­ци­он­ной казах­ской одеж­ды, на неё рабо­та­ло око­ло 30 чело­век. По её сло­вам, вла­сти в нача­ле ока­зы­ва­ли ей под­держ­ку. В то же вре­мя были огра­ни­че­ния. Дину обя­за­ли при­нять на рабо­ту бух­гал­те­ра-хань­ца, а так­же шить тра­ди­ци­он­ную одеж­ду всех 56 этни­че­ских групп Синьц­зя­на. Толь­ко после выпол­не­ния этих тре­бо­ва­ний ей раз­ре­ши­ли заре­ги­стри­ро­вать биз­нес.


В 2016 году, через год после откры­тия пред­при­я­тия, уезд­ные вла­сти посо­ве­то­ва­ли Нур­ды­бай взять кре­дит. Сотруд­ни­ки бан­ка реко­мен­до­ва­ли «стар­то­вый» вари­ант для пред­при­ни­ма­те­лей — бес­про­цент­ный кре­дит на два года. Через год Нур­ды­бай зара­бо­та­ла доста­точ­но, что­бы пога­сить долг, и соби­ра­лась вер­нуть сум­му бан­ку, но её бух­гал­тер посо­ве­то­вал дождать­ся окон­ча­ния сро­ка пога­ше­ния.


В октяб­ре 2017 года её вызва­ли в поли­цию и отпра­ви­ли в «лагерь пере­вос­пи­та­ния» почти на год. Офи­ци­аль­но её «пре­ступ­ле­ние» заклю­ча­лось в исполь­зо­ва­нии при­ло­же­ния WhatsApp, кото­рое теперь вне зако­на в Синьц­зяне. Поз­же она узна­ла, что вла­сти посчи­та­ли её «недо­стой­ной дове­рия».


Казахи с фотографиями своих родственников, которые, по их словам, находятся под стражей в Синьцзяне, во время пресс-конференции. Алматы, декабрь 2018 года.
Каза­хи с фото­гра­фи­я­ми сво­их род­ствен­ни­ков, кото­рые, по их сло­вам, нахо­дят­ся под стра­жей в Синьц­зяне, во вре­мя пресс-кон­фе­рен­ции. Алма­ты, декабрь 2018 года.


Дина Нур­ды­бай счи­та­ет, что вни­ма­ние к «лаге­рям» со сто­ро­ны меж­ду­на­род­ных пра­во­за­щит­ных орга­ни­за­ций и миро­вых средств мас­со­вой инфор­ма­ции выну­ди­ло китай­ское пра­ви­тель­ство осво­бо­дить неко­то­рых узни­ков-каза­хов.


Ока­зав­шись на сво­бо­де, она уви­де­ла, что её швей­ное обо­ру­до­ва­ние про­па­ло, поме­ще­ние раз­граб­ле­но. Вско­ре нача­лись звон­ки из бан­ка. Про­дав прак­ти­че­ски все своё иму­ще­ство, Нур­ды­бай пога­си­ла поло­ви­ну кре­ди­та и уеха­ла в Казах­стан. Спу­стя год она не пла­ни­ру­ет воз­вра­щать­ся. Бег­ство в Казах­стан, по её мне­нию,— един­ствен­ное, что спас­ло её от выпол­не­ния дол­го­вых обя­за­тельств через труд на «чер­ных фаб­ри­ках», под кото­ры­ми она име­ет в виду сеть пред­при­я­тий во внут­рен­нем Китае, осно­ван­ную на при­ну­ди­тель­ном тру­де этни­че­ских мень­шинств.


Дина Нур­ды­бай убеж­де­на, что её исто­рия — резуль­тат тща­тель­но спла­ни­ро­ван­ной финан­со­вой ловуш­ки, при­зван­ной создать допол­ни­тель­ную точ­ку дав­ле­ния на этни­че­ские мень­шин­ства в Китае», — пишет Diplomat. Этот «опыт сви­де­тель­ству­ет об одном из пока не опи­сан­ных аспек­тов ужа­сов систе­мы лаге­рей Китая: тех, кто выхо­дит на сво­бо­ду, ждёт финан­со­вый крах», отме­ча­ет изда­ние.


«СТРАТЕГИЯ ВЫХОДА»


В япон­ском онлайн-жур­на­ле Asia Nikkei опуб­ли­ко­ва­ли колон­ку про­фес­со­ра кол­ле­джа Клер­монт-Мак­ке­на и иссле­до­ва­те­ля Гер­ман­ско­го фон­да Мар­шал­ла США Минь­син Пэя «Китаю нуж­на стра­те­гия выхо­да из Синьц­зя­на».


Автор счи­та­ет, что гла­ва Китая Си Цзинь­пин «дол­жен осво­бо­дить всех мусуль­ман-уйгу­ров и выпла­тить каж­до­му из них ком­пен­са­цию». Он отме­ча­ет, что мас­со­вое заклю­че­ние, идео­ло­ги­че­ская обра­бот­ка и дра­ко­нов­ские меры без­опас­но­сти не спо­соб­ству­ют ста­биль­но­сти в Синьц­зяне.


«Заклю­че­ние в тюрь­му ради­каль­но настро­ен­ных мусуль­ман, ско­рее все­го, уси­лит их экс­тре­мист­ские взгля­ды, тогда как заклю­че­ние в тюрь­му неви­нов­ных людей, несо­мнен­но, сде­ла­ет их более вос­при­им­чи­вы­ми к экс­тре­миз­му. Если до того, как Китай начал свою про­грам­му мас­со­во­го заклю­че­ния, у него была под­да­ю­ща­я­ся управ­ле­нию про­бле­ма без­опас­но­сти в Синьц­зяне, то теперь он может столк­нуть­ся с пол­но­мас­штаб­ным повстан­че­ским дви­же­ни­ем, когда нач­нет осво­бож­дать мусуль­ман, содер­жа­щих­ся в лаге­рях. Если толь­ко он не наме­рен дер­жать их там бес­ко­неч­но», — про­дол­жа­ет автор.


Кро­ме того, курс в Синьц­зяне помо­га­ет США — глав­но­му гео­по­ли­ти­че­ско­му сопер­ни­ку Китая — сфор­ми­ро­вать широ­кую гло­баль­ную анти­ки­тай­скую коа­ли­цию, счи­та­ет Минь­син Пэй.


Пеки­ну рано или позд­но будет нуж­на «стра­те­гия выхо­да из сво­ей несо­сто­я­тель­ной поли­ти­ки в Синьц­зяне». Пер­вым при­о­ри­те­том Китая долж­но стать немед­лен­ное осво­бож­де­ние всех мусуль­ман, содер­жа­щих­ся в закры­тых учре­жде­ни­ях и предо­став­ле­ние каж­до­му из узни­ков ком­пен­са­ции в раз­ме­ре 100 тысяч юаней (око­ло 14 300 дол­ла­ров) для откры­тия биз­не­са.


Ещё более важ­ным шагом ста­ло бы при­ня­тие обя­за­тельств по сов­мест­но­му исполь­зо­ва­нию средств, полу­ча­е­мых за счёт при­род­ных ресур­сов Синьц­зя­на. «Пред­ставь­те, насколь­ко укре­пит­ся репу­та­ция на меж­ду­на­род­ном уровне бла­го­да­ря систе­ме, кото­рая бы рас­пре­де­ля­ла фик­си­ро­ван­ную долю дохо­дов от неф­ти, газа, угля и мине­раль­ных богатств про­вин­ции Синьц­зян сре­ди её жите­лей», — пишет автор.


Про­фес­сор пред­ла­га­ет вла­стям «заво­е­вать серд­ца и умы мусуль­ман Синьц­зя­на», про­яв­ляя ува­же­ние к их куль­тур­но­му насле­дию. Он при­зы­ва­ет поло­жить конец подав­ле­нию ислам­ских и наци­о­наль­ных обы­ча­ев и сокра­тить мигра­цию в реги­он хань­цев, осво­бо­дить из-под стра­жи вид­ных уйгур­ских уче­ных, в том чис­ле Иль­ха­ма Тох­ти.


«Сле­дуя такой стра­те­гии выхо­да, Пекин сокра­тит свои поте­ри и заме­нит поли­ти­ку само­обо­ро­ны дол­го­сроч­ной стра­те­ги­ей обес­пе­че­ния без­опас­но­сти Синьц­зя­на. Да, для китай­ских лиде­ров, кото­рые не любят при­зна­вать поте­ри, это будет тяже­ло, как, впро­чем, и для упря­мых поли­ти­ков во всем мире», — резю­ми­ру­ет Минь­син Пэй.


Ори­ги­нал ста­тьи: Казах­стан — Радио «Сво­бод­ная Европа»/Радио «Сво­бо­да»


Источник: “https://zagranburo.org/насколько-нур-султан-предан-пекину/”