Мигрантов в России станет больше

>Сегодня – Международный день мигранта. 18 декабря 1990 года была принята Международная конвенция о защите прав всех трудящихся-иммигрантов и членов их семей. Генеральная Ассамблея ООН таким образом решила обратить внимание мирового сообщества на то, в каком трудном положении зачастую оказываются гастарбайтеры, вынужденные жить вдали от дома.

Нелегко сегодня приходится и трудовым мигрантам, прибывшим из Центральной Азии в Россию. Непросто было всегда, а глобальный кризис только подлил масла в огонь. Работу в создавшихся условиях теряют как граждане России, так и приезжие. Эксперты отмечают рост социальной напряженности. «DW» обратилась за комментарием к руководителю московского правового Центра «Миграция и закон» Гавхар Джураевой:

Deutsche Welle: — В российских средствах массовой информации, а также в СМИ центрально-азиатских республик речь сегодня часто идет об оттоке трудовых мигрантов из России, об их массовом возвращении домой в связи с кризисом, мол, работы нет, а что еще остается делать? Очевидна ли для Вас тенденция оттока? Или пока еще рано делать выводы?

- В принципе, мы не отмечаем очень сильного скачка обращений по поводу массового отъезда трудовых мигрантов. Как и в прошлом году, в сезонный отъезд билеты были распроданы задолго до декабря. И народ уезжает, чтобы, как только потеплеет, вернуться обратно. Но тем не менее есть такая тенденция, что мигрантов будет больше, чем их было во все прошлые годы, потому что финансовый кризис неминуемо повлияет и на экономику стран-доноров рабочей силы. Я предполагаю, что будет нарастать миграция и в Россию, и из России — в другие страны. Тут уже разницы нет, приедут ли они в Россию, и какими тут будут условия — покажет следующий год. Или они поедут искать другие рынки труда. Но что парадоксально — при том что закрываются стройки, рабочие рынки продолжают требовать рабочих. Мигрант в любом случае находит работу. Но другое дело, что если раньше он какие-то копейки зарабатывал, то теперь наш теневой рынок очень комфортабельно устроился в этом финансовом кризисе. Теневой рынок, т.е. работодатели, которые работают с нелегалами, выработали уже, и она эффективно работает, такую схему: они нанимают рабочих для выполнения определенного объема работ, а после того, как те, отработав месяц или два, заканчивают этот объем, выполнив поставленные перед ними задачи, — их увольняют, сославшись на финансовый кризис, не заплатив им деньги. Сказать, что люди метались-метались, не нашли работу и уезжают, — у нас таких сведений нет. Работа — есть, а вот оплаты за эту работу — нет.

- На днях премьер-министр России Владимир Путин заявил о целесообразности сокращения квоты на привлечение иностранной рабочей силы. Однако подписал при этом постановление, оставляющее квоту прежней, с возможностью увеличения или уменьшения на 50%. Означает ли это, что правительство осознает невозможность ограничить численность мигрантов путем квотирования? И как сегодня обстоят дела с легализацией гастарбайтеров?

- Уже в Москве обращались трудовые мигранты, которым отказывали в выдаче права на работу. Налицо нарастание напряженности среди громадного количества трудовых мигрантов, которые не могут уехать и продолжают оставаться здесь в очень тяжелых условиях, ибо они не могут заплатить даже за аренду. Практически они работают на прокорм. В условиях финансового кризиса, открытости границ и нарастания миграции в страны-доноры, которые тоже пострадают от кризиса, нужны какие-то другие меры, может быть, сдерживающие. Но понятно, что квотирование этого потока легальных мигрантов, которые, приехав сюда, превратятся здесь в нелегальных, не остановит. На эти грабли — квотирование — мы наступали и в 2006 году, и в 2008. Когда только началась миграционная революция, и люди начали легализовываться, но как только началось квотирование, они были вытеснены в неправовое поле, где процветает коррупция, криминал и нарушение прав человека. Для того чтобы выводить людей из тени и при этом защищать российского специалиста, нужны какие-то очень взвешенные меры. Одним запретом мы ничего не добьемся. За всю свою практику защиты прав трудовых мигрантов я ни разу не помню обсуждения защиты прав российского специалиста. Может быть, пришло время гармонизации вот этих двух составляющих — интересов российского специалиста и интересов иностранного специалиста.

- В России, судя по публикациям в местной прессе и высказываниям обывателей, общественное мнение таково: гастарбайтеры — это страшно. Потому что уволенным со строек в связи с кризисом людям только и остается, что красть. Насколько оправданы эти опасения? Фиксирует ли Ваш правовой центр факты совершения преступлений мигрантами?

- У нас есть специальная графа, которая так и называется: «Совершение противоправных действий трудовыми мигрантами на территории России». И если раньше они такого объема не имели, то сейчас количество обращений по этому поводу медленно, но верно растет. Мы это фиксируем. И кражи друг у друга, и кражи на улицах. Медленно, но растет. Если будет продолжать развиваться теневой рынок, работающий на практически бесплатной рабочей силе, то неминуемо это будет расти. Но зачем пугать население, как это делает «Комсомольская правда»? Вот одна статья возмутила нас страшно, когда на первой странице человек в комнате с пистолетом, и написано, что мигранты чуть ли не наступают. «Пугалки» приведут к тому, что появится состояние напряженности в обществе, приведут к актам насилия по отношению к мигрантам, рост которых мы тоже отмечаем.

- Каковы, на Ваш взгляд, сегодня основные проблемы трудовых мигрантов в России? И каковы пути их решения? Что, по Вашему мнению, нужно предпринимать руководству страны? Тем более, что, как Вы говорите, массового оттока иностранной рабочей силы из России ожидать не приходится, а значит, проблемы останутся прежними...

- Надо максимально переводить стрелку от наказания трудового мигранта за нелегальность на работодателей. Это сократит количество нелегальных трудовых мигрантов, это снизит уровень межнациональной напряженности, снизит процент нарушений прав человека, потому что человек не может легализоваться без работодателя. А работодатель, который научился делать на этом большие деньги, не готов вводить этих рабов в правовое поле. Вот когда изменится психология участия наших властей, и они поймут, что виноватыми являются те, которые дают работу, а не те, которые ее ищут, то мы многие проблемы решим.

Deutsche Welle