КАК ФИНПОЛ может подставить ПРОКУРАТУРУ

«Обще­ствен­ная пози­ция»

(про­ект «DAT» №27 (344) от 07 июля 2016 г.

«Дело Мата­е­ва»


В резо­нанс­ном деле пред­се­да­те­ля Сою­за жур­на­ли­стов Казах­ста­на Сейт­ка­зы Мата­е­ва прой­ден этап озна­ком­ле­ния с мате­ри­а­ла­ми след­ствия. Выяс­ня­ет­ся, что, не най­дя в ходе досу­деб­но­го рас­сле­до­ва­ния фак­тов хище­ния ни в круп­ном, ни в малом раз­ме­ре, фин­по­лов­цы рас­ши­ри­ли поиск кри­ми­на­ла, вклю­чив в дело чинов­ни­ков Коми­те­та инфор­ма­ции и «Казахте­ле­ко­ма».

Не скро­ем, они дрог­ну­ли, но кто был основ­ной мише­нью? Жур­на­ли­сты ни в нача­ле след­ствия, ни по его завер­ше­нии вину не при­зна­ли, счи­та­ют, что хище­ний не было, а «наезд» фин­по­ла счи­та­ют зака­зом Аста­ны. Пря­мым под­твер­жде­ни­ем это­го ста­ла пере­ква­ли­фи­ка­ция уго­лов­но­го дела на более мяг­кую ста­тью, свя­зан­ную со зло­упо­треб­ле­ни­ем дове­ри­ем с исполь­зо­ва­ни­ем слу­жеб­но­го поло­же­ния.

Экс­пер­ты, к кото­рым редак­ция обра­ти­лась с прось­бой про­ком­мен­ти­ро­вать такой шаг, сооб­щи­ли сле­ду­ю­щее: у след­ствия, по всей види­мо­сти, нет реаль­ной дока­за­тель­ной базы для пер­во­на­чаль­ной ста­тьи, и они реши­ли пере­стра­хо­вать­ся и инкри­ми­ни­ро­вать более мяг­кую. Это явное отступ­ле­ние или хоро­шая мина при пло­хой игре? Дру­гой экс­перт под­черк­нул, что пере­ква­ли­фи­ка­ция перед завер­ше­ни­ем след­ствия – свое­об­раз­ная тех­но­ло­гия, что­бы не уда­рить в грязь лицом на слу­чай, если про­ку­ра­ту­ра не при­мет дово­ды фин­по­ла и вер­нет дело на дорас­сле­до­ва­ние или вовсе закро­ет его из-за отсут­ствия соста­ва пре­ступ­ле­ния.

В любом слу­чае фин­пол хочет вый­ти сухим из воды – мы, мол, свое дело сде­ла­ли и теперь все в руках над­зор­но­го орга­на. Если гово­рить про­стым язы­ком, то сле­до­ва­те­ли под общий шумок хотят спла­вить сто­роне обви­не­ния резо­нанс­ное дело и снять с себя ответ­ствен­ность. Но возь­мет­ся ли за это про­ку­ра­ту­ра, тоже боль­шой вопрос – вряд ли она будет брать на себя такой груз, пред­став­ляя недо­ка­зан­ные фак­ты в каче­стве обви­не­ния на суде с уча­сти­ем жур­на­ли­стов, осо­бен­но зару­беж­ных. Вряд ли, но все может быть, если посту­пит коман­да из Аста­ны.

С дру­гой сто­ро­ны, там как огня боят­ся оглас­ки и того, что суд может пой­ти не по их сце­на­рию. Есть боль­шие сомне­ния в том, что про­ку­ра­ту­ра пой­дет в суд с недо­ка­зан­ны­ми обви­не­ни­я­ми с пода­чи фин­по­ла, тем более новый ген­про­ку­рор силь­но рис­ку­ет сво­им рено­ме, осо­бен­но на фоне земель­но­го вопро­са и собы­тий в Акто­бе.

Поэто­му дело по обви­не­нию жур­на­ли­ста – это точ­но не будет про­цес­сом ана­ло­гич­ным «хор­гос­ско­му делу», делу экс-пре­мье­ра Ахме­то­ва и EXPO-2017, где обви­ня­е­мые и их защи­та не име­ли ника­кой обще­ствен­ной под­держ­ки в стране, не гово­ря уже о меж­ду­на­род­ных пра­во­за­щит­ных орга­ни­за­ци­ях и ино­стран­ной прес­се. Конеч­но, суд над жур­на­ли­стом мож­но про­ве­сти в закры­том фор­ма­те.

Теперь вер­нем­ся к мето­дам фин­по­лов­цев, когда для дости­же­ния нуж­но­го резуль­та­та все спо­со­бы хоро­ши. Еще до воз­буж­де­ния дела исполь­зо­ва­лось дав­ле­ние, в первую оче­редь – пси­хо­ло­ги­че­ское.

Напри­мер, в прес­се писа­ли о том, как в Астане уго­ва­ри­ва­ли, а затем угро­жа­ли жур­на­ли­стам, тре­буя под­пи­сать заяв­ле­ние о при­зна­нии вины в обмен на осво­бож­де­ние от уго­лов­ной ответ­ствен­но­сти. Не полу­чи­лось одним махом решить ситу­а­цию в свою поль­зу. Потом реши­ли сде­лать это в Алма­ты, куда сроч­но при­ле­тел заме­сти­тель пред­се­да­те­ля Нац­бю­ро по про­ти­во­дей­ствию кор­руп­ции Тал­гат Тату­ба­ев, кото­рый пытал­ся оста­но­вить пуб­ли­ка­ции в зару­беж­ной прес­се по пово­ду при­ну­ди­тель­но­го задер­жа­ния пред­се­да­те­ля Сою­за жур­на­ли­стов Казах­ста­на.

Бук­валь­но перед аре­стом жур­на­ли­стов Т.Татубаев разыг­рал еще одну сце­ну: напи­ши­те заяв­ле­ние о том, что гото­вы воз­ме­стить ущерб в обмен на непри­ме­не­ние огра­ни­че­ния в виде аре­ста. Мол, я дого­во­рюсь с про­ку­ра­ту­рой и судом. И что вы дума­е­те, как посту­пил аста­нин­ский кура­тор уго­лов­но­го дела? Все сде­лал с точ­но­стью до наобо­рот – дал коман­ду след­ствен­ной груп­пе офор­мить через суд арест, кото­рый про­для­ют по одно­му и тому же сце­на­рию пять меся­цев под­ряд. Это тоже нуж­но рас­смат­ри­вать как один из мето­дов пси­хо­ло­ги­че­ско­го дав­ле­ния.

Еще один метод – про­слу­ши­ва­ние мобиль­ных и ста­ци­о­нар­ных теле­фо­нов, взлом элек­трон­ной почты.

Дру­гой метод – опе­ра­тив­ное наблю­де­ние, оно, ска­жем пря­мо, у фин­по­ла силь­но хро­ма­ет. Его осу­ществ­ля­ют в основ­ном так назы­ва­е­мые ста­же­ры, те, кто очень хочет устро­ить­ся в фин­пол и про­хо­дит испы­та­тель­ный срок, кото­рый может про­длить­ся год-два и, есте­ствен­но, без зар­пла­ты. Мно­гих из них в про­сто­ре­чии назы­ва­ют «топ­ту­на­ми». Их вид­но нево­ору­жен­ным гла­зом – даже в пас­мур­ную пого­ду в деше­вых китай­ских очках, зимой и летом в наки­ну­тых на голо­ву капю­шо­нах. Уви­ди­те их, знай­те – это фин­по­лов­ские пин­кер­то­ны. Они пешим ходом в паре или груп­пой отсле­жи­ва­ют каж­дый шаг объ­ек­та на ули­це, в мно­го­люд­ных местах, а в слу­чае пере­дви­же­ний на транс­пор­те дают сиг­нал сво­им кол­ле­гам на авто­ма­ши­нах.

Эти так­же рабо­та­ют топор­но, хотя часто меня­ют маши­ны, и вме­сто того что­бы быть неза­мет­ны­ми, наобо­рот, нару­ша­ют пра­ви­ла дви­же­ния, их часто ловят поли­цей­ские, а пой­ман­ные козы­ря­ют сво­и­ми удо­сто­ве­ре­ни­я­ми. Кста­ти, при про­вер­ке обна­ру­жи­ва­ют­ся авто­ма­ши­ны с пере­би­ты­ми номе­ра­ми дви­га­те­лей или нахо­дя­щи­е­ся в угоне.

Есть ли на них упра­ва? Они боят­ся как огня дру­гой спец­служ­бы, кото­рая сле­дит за «фин­по­лом». Ино­гда даже бро­са­ют маши­ны и ухо­дят от «хво­ста» на авто­бу­сах, потом теря­ют­ся в тол­пе. Это слу­чи­лось тогда, когда гото­ви­лась одна про­во­ка­ция и об этом узна­ли в дру­гом ведом­стве. Не помог­ло это скрыть и то, что «фин­по­лов­цы» пере­шли на теле­фо­ны с шиф­ро­ван­ной свя­зью, но их пере­го­во­ры были пере­хва­че­ны. Почув­ство­вав реаль­ную угро­зу, что все может сорвать­ся и полу­чить оглас­ку, они все быст­ро свер­ну­ли и зата­и­лись.

Кста­ти, в доме одно­го из про­хо­дя­щих по делу были обна­ру­же­ны под­слу­ши­ва­ю­щие устрой­ства. Кто, как и когда про­ник в жили­ще, пока­за­ла скры­тая каме­ра видео­на­блю­де­ния. Мы пока­за­ли эти устрой­ства одно­му спе­ци­а­ли­сту-прак­ти­ку, кото­рый, изу­чив их, ска­зал бук­валь­но сле­ду­ю­щее: гряз­ная рабо­та и товар не сер­ти­фи­ци­ро­ван­ный – деше­вый шир­по­треб, кото­рый мож­но купить из-под полы на бара­хол­ке. На вопрос, кто мог их уста­но­вить, он отве­тил: «Точ­но, не спец­служ­бы, да и поли­цей­ские такие не при­ме­ня­ют, част­ни­ки тоже – для них репу­та­ция доро­же. Боюсь оши­бить­ся, ско­рее все­го, это при­вет от фин­по­ла…».

Этот спе­ци­а­лист так­же рас­ска­зал о том, как фин­пол сле­дит за теми, кто попал в зону его при­сталь­но­го вни­ма­ния. Кро­ме наруж­ки и про­слуш­ки, исполь­зу­ет­ся слеж­ка за мобиль­ным теле­фо­ном або­нен­та. Если кто-то счи­та­ет, что отклю­чил теле­фон или вынул из него бата­рей­ку и тебя не обна­ру­жат, тот наив­но оши­ба­ет­ся. Есть такая аппа­ра­ту­ра, кото­рая обна­ру­жи­ва­ет твое место­на­хож­де­ние или пере­дви­же­ние по уни­каль­но­му иден­ти­фи­ка­ци­он­но­му коду мобиль­ни­ка. Вот таким обра­зом ока­зы­ва­ет­ся пси­хо­ло­ги­че­ское дав­ле­ние.

След­ствен­но-опе­ра­тив­ная груп­па Т.Таубалды, раз­ра­ба­ты­ва­ю­щая дело Мата­е­ва, почти за пол­го­да не выяви­ла неупла­ты нало­гов, в кото­рой наме­ре­ва­лись с помо­щью депар­та­мен­та госдо­хо­дов его обви­нить. Мы под­счи­та­ли с помо­щью экс­пер­тов, какие ресур­сы были бро­ше­ны на это дело и во сколь­ко обо­шлось бюд­же­ту это досу­деб­ное рас­сле­до­ва­ние. По нашим рас­че­там, след­ствен­ная груп­па с уче­том при­ко­ман­ди­ро­ван­ных из обла­стей опе­ра­тив­ни­ков служ­бы наруж­но­го наблю­де­ния, круг­ло­су­точ­ной охра­ны подо­зре­ва­е­мых, а так­же сотруд­ни­ков про­ку­ра­ту­ры и судов и дру­гих работ­ни­ков, в той или иной сте­пе­ни при­част­ных к дан­но­му рас­сле­до­ва­нию, пре­вы­си­ла 120 чело­век.

Учи­ты­вая их нема­лую зар­пла­ту плюс рас­хо­ды на про­жи­ва­ние при­ко­ман­ди­ро­ван­ных, авиа­би­ле­ты, пита­ние, транс­порт и бен­зин, за шесть меся­цев обер­ну­лось круг­лень­кой сум­мой – свы­ше Т300 мил­ли­о­нов (без мало­го мил­ли­он дол­ла­ров). Кста­ти, при­мер­но эту же сум­му в самом нача­ле след­ствия инкри­ми­ни­ро­ва­ли С.Матаеву, подо­зре­вая его в хище­нии бюд­жет­ных средств. Такие рас­хо­ды фин­по­лов­цев тяже­лым бре­ме­нем уже лег­ли на рес­пуб­ли­кан­ский бюд­жет.

О раз­ма­хе рас­сле­до­ва­ния уго­лов­но­го дела крас­но­ре­чи­во гово­рят и дру­гие фак­ты. Напри­мер, чис­ло опро­шен­ных в каче­стве сви­де­те­лей состав­ля­ет несколь­ко десят­ков, сле­до­ва­те­ли были задей­ство­ва­ны во всех реги­о­нах, не оста­лись без вни­ма­ния ни один дого­вор, ни один акт выпол­нен­ных работ и акт свер­ки, в том чис­ле пла­теж­ные доку­мен­ты и бан­ков­ские про­вод­ки. Были про­ве­ре­ны прак­ти­че­ски все бан­ки вто­ро­го уров­ня на нали­чие в них бан­ков­ских сче­тов, денеж­ных пере­во­дов внут­ри стра­ны и тран­зак­ций в зару­беж­ные госу­дар­ства, вкла­ды в ино­стран­ной валю­те и депо­зи­ты, бан­ков­ские сей­фы и ячей­ки.

В чем же при­чи­на фиа­ско анти­кор­руп­ци­он­ной служ­бы? Дале­ко за отве­том ходить не надо. Фин­пол наде­ял­ся на пол­ную под­держ­ку высо­ко­по­став­лен­ных чинов­ни­ков Аста­ны. Но эти заказ­чи­ки дела про­тив Мата­е­ва, уве­ро­вав во все­доз­во­лен­ность, сами ока­за­лись в непро­стой ситу­а­ции, поте­ряв в резуль­та­те кад­ро­вых пере­ста­но­вок в выс­ших эше­ло­нах вла­сти опо­ру в лице бли­жай­ше­го окру­же­ния гла­вы госу­дар­ства. Кто же будет, пусть даже неглас­но, выка­зы­вать одоб­ре­ние дей­стви­ям заказ­чи­ков, кото­рые реши­ли вна­ча­ле запу­гать, а затем рука­ми фин­по­ла поста­вить на коле­ни гла­ву жур­на­лист­ско­го сою­за, сто­яв­ше­го у исто­ков неза­ви­си­мо­сти Казах­ста­на?

Поне­сут ли они, и в том чис­ле руко­вод­ство фин­по­ла и его след­ствен­ная груп­па, соот­вет­ству­ю­щие нака­за­ния? Как нам ста­ло извест­но из источ­ни­ков, име­ю­щих непо­сред­ствен­ный доступ к пре­зи­ден­ту стра­ны, Нур­сул­тан Назар­ба­ев, кото­ро­го наме­рен­но дез­ин­фор­ми­ро­ва­ли об уго­лов­ном харак­те­ре дела С.Матаева, вна­ча­ле решил не вме­ши­вать­ся в ход след­ствия. Прав­да, затем он жест­ко потре­бо­вал объ­ек­тив­но­го рас­сле­до­ва­ния и дал понять, что если хоть один факт не под­твер­дит­ся, то по всей стро­го­сти спро­сит с ини­ци­а­то­ров и испол­ни­те­лей это­го дела, невзи­рая на зани­ма­е­мые ими долж­но­сти.

По све­де­ни­ям из дру­гих источ­ни­ков, еще до воз­буж­де­ния уго­лов­но­го дела так назы­ва­е­мые доб­ро­хо­ты нашеп­та­ли Н.Назарбаеву, что его пер­вый пресс-сек­ре­тарь подо­зре­ва­ет­ся в уго­лов­щине: хище­ни­ях бюд­жет­ных средств в осо­бо круп­ном раз­ме­ре, неза­кон­ном пред­при­ни­ма­тель­стве и укло­не­нии от нало­гов в круп­ном раз­ме­ре. Все это в ходе досу­деб­но­го рас­сле­до­ва­ния рас­сы­па­лось, у заказ­чи­ков и испол­ни­те­лей не ока­за­лось ника­кой дока­за­тель­ной базы совер­ше­ния этих пре­ступ­ле­ний.

В послед­ние меся­цы в стране про­изо­шли собы­тия, вызвав­шие в той или иной сте­пе­ни неод­но­знач­ную реак­цию казах­стан­цев и зару­беж­ных наблю­да­те­лей. Это попыт­ка про­ве­де­ния мир­ных митин­гов по земель­но­му вопро­су, это анти­тер­ро­ри­сти­че­ская опе­ра­ция в Актю­бин­ской обла­сти. Теперь ожи­да­ет­ся про­цесс по делу С.Матаева с уча­сти­ем меж­ду­на­род­ных пра­во­за­щит­ных орга­ни­за­ций и прес­сы.

Конеч­но, мы наде­ем­ся на объ­ек­тив­ное рас­смот­ре­ние и спра­вед­ли­вое реше­ние суда. Но так или ина­че могут появить­ся ими­д­же­вые и репу­та­ци­он­ные поте­ри власт­ных струк­тур и госу­дар­ства.

В под­го­тов­ке это­го мате­ри­а­ла нам помог­ли нема­ло нерав­но­душ­ных людей, в том чис­ле во власт­ных струк­ту­рах. Их уча­стие было в боль­шей сте­пе­ни свя­за­но с тем, что задер­жа­ние и арест пред­се­да­те­ля Сою­за жур­на­ли­стов Казах­ста­на, а затем обви­не­ние в совер­ше­нии им тяж­ких пре­ступ­ле­ний еще до суда, вызва­ли широ­кий резо­нанс в обще­стве.

Вик­тор ЧАНЫШЕВ,

Каз­ТАГ

Тем вре­ме­нем

Мата­е­вым не дают воз­мож­ность

ДОКАЗАТЬ НЕВИНОВНОСТЬ

«Мата­е­вы гото­вы дока­зать свою неви­нов­ность. Все эти меся­цы защи­та вела очень кро­пот­ли­вую и напря­жен­ную рабо­ту по сбо­ру дока­за­тельств их неви­нов­но­сти. Но сей­час этот пакет доку­мен­тов, кото­рый убеж­да­ет в право­те Мата­е­вых, след­ствие не при­ни­ма­ет. Тем самым нару­ша­ет­ся осно­во­по­ла­га­ю­щий прин­цип пра­во­су­дия – прин­цип пре­зумп­ции неви­нов­но­сти», – заяви­ла пред­се­да­тель Коми­те­та по защи­те Сейт­ка­зы Мата­е­ва пра­во­за­щит­ник Тама­ра Кале­ва в ходе пресс-кон­фе­рен­ции, кото­рая состо­я­лась в минув­ший втор­ник.

Адво­ка­ты пред­се­да­те­ля Сою­за жур­на­ли­стов Казах­ста­на Сейт­ка­зы Мата­е­ва обжа­ло­ва­ли дей­ствия след­ствия, отка­зав­ше­го в при­об­ще­нии бух­гал­тер­ских доку­мен­тов, дока­зы­ва­ю­щих неви­нов­ность Сейт­ка­зы и Асе­та Мата­е­вых.

«Мы вче­ра полу­чи­ли отказ и сра­зу обжа­ло­ва­ли его в Гене­раль­ную про­ку­ра­ту­ру. Но пред­ва­ри­тель­ное след­ствие нам все доку­мен­ты еще не вер­ну­ло. Что они там с ними дела­ют, мы толь­ко пред­по­ла­га­ем. След­ствие гру­бо нару­ши­ло все нор­мы и прин­ци­пы УПК и Кон­сти­ту­ции», – сооб­щи­ла адво­кат Мади­на Баки­е­ва.

Со слов адво­ка­та А.Петрова, так­же пред­став­ля­ю­ще­го инте­ре­сы Мата­е­вых, сто­ро­на защи­ты предо­ста­ви­ла след­ствию 30 томов доку­мен­тов на 6 тыся­чи листах. «Мы при­хо­дим в боль­шое недо­уме­ние, что сле­до­ва­тель необос­но­ван­но сво­им поста­нов­ле­ни­ем нам отка­зал. Счи­та­ем, что такие дей­ствия непри­ем­ле­мы со сто­ро­ны след­ствия, посколь­ку эти люди апри­о­ри руко­вод­ству­ют­ся дей­ству­ю­щим зако­но­да­тель­ством. УПК гово­рит, что орга­ны след­ствия долж­ны про­яв­лять все­сто­рон­ность и объ­ек­тив­ность, любые сомне­ния тол­ку­ют­ся в поль­зу подо­зре­ва­е­мо­го. И если подо­зре­ва­е­мый хода­тай­ству­ет о допол­ни­тель­ном рас­сле­до­ва­нии, сле­до­ва­тель обя­зан это сде­лать», – отме­тил адво­кат.

Моде­ра­тор пресс-кон­фе­рен­ции Т.Калеева отме­ти­ла, что обви­не­ния про­тив Мата­е­вых осно­ва­ны на голо­слов­ных утвер­жде­ни­ях. «Пер­вые меся­цы чинов­ни­ки гово­ри­ли, что все было про­зрач­но, чест­но, а в мар­те они прин­ци­пи­аль­но изме­ни­ли пока­за­ния и ста­ли гово­рить, что пошли на нару­ше­ния, руко­вод­ству­ясь авто­ри­те­том Мата­е­ва. Это чистая фик­ция. Но чинов­ни­ки у нас по отно­ше­нию к струк­ту­ре бес­по­мощ­ны, они трус­ли­вы, ред­ко кто набе­рет­ся муже­ства гово­рить, что и сажать его не за что и ого­ва­ри­вать он нико­го не будет. Эти голо­слов­ные пока­за­ния ста­ли осно­вой для под­держ­ки изна­чаль­ных обви­не­ний», – под­черк­ну­ла она.

По сооб­ще­нию сто­ро­ны защи­ты, в свя­зи с отка­зом сле­до­ва­те­ля про­дол­жить рас­сле­до­ва­ние дело Мата­е­вых будет пере­да­но в про­ку­ра­ту­ру, а затем в суд.

Напом­ним, что Сейт­ка­зы и Асет Мата­е­вы обви­ня­ют­ся в хище­нии средств и укло­не­нии от упла­ты нало­гов. Все предъ­яв­лен­ные обви­не­ния Мата­е­вы отри­ца­ют. По мне­нию пред­ста­ви­те­лей жур­на­лист­ско­го сооб­ще­ства, дело Мата­е­вых име­ет поли­ти­че­скую окрас­ку. За ходом дела Сейт­ка­зы Мата­е­ва при­сталь­но сле­дят как казах­стан­ские неза­ви­си­мые изда­ния, так и ряд веду­щих миро­вых СМИ и пра­во­за­щит­ных орга­ни­за­ций.

«D»

Син­дром

Гос­за­каз

ОКУТАН РИСКОМ

Совла­де­лец сай­та Vласть.kz Вяче­слав Абра­мов не наме­рен рабо­тать по гос­за­ка­зу в свя­зи с ситу­а­ци­ей с Сейт­ка­зы Мата­е­вым, сооб­ща­ет Forbes.kz.

«В тече­ние про­шло­го года мы рабо­та­ли с дву­мя ведом­ства­ми – Коми­те­том по инфор­ма­ти­за­ции, кото­рый тогда вхо­дил в МИР РК, и аки­ма­том Алма­ты… Мы не смог­ли реа­ли­зо­вать весь гос­за­каз, кото­рый полу­чи­ли от Коми­те­та (по инфор­ма­ти­за­ции и свя­зи – Каз­ТАГ). Мы отра­бо­та­ли чест­но все, что полу­чи­ли. Но потом ситу­а­ция поме­ня­лась, но не по отно­ше­нию к нам, а по отно­ше­нию к гос­за­ка­зу в целом. Про­изо­шла всем извест­ная ситу­а­ция с Сейт­ка­зы Мата­е­вым, кото­рый рабо­тал в тех же усло­ви­ях, что и мы. Но я не готов оста­вать­ся полу­ча­те­лем гос­за­ка­за в ситу­а­ции, когда Сейт­ка­зы Мата­е­ва ско­ро будут судить», – ска­зал В.Абрамов в интер­вью Forbes.kz.

По сло­вам В.Абрамова, «гос­за­каз – это серьез­ная под­держ­ка, помо­га­ю­щая медиа в нашей стране, но в той фор­ме, в кото­рой он сей­час суще­ству­ет, есть доволь­но суще­ствен­ные рис­ки в его полу­че­нии».

Каз­ТАГ